www.msun.ru


Камчатка и первое русское кругосветное плавание

(к 200-летию экспедиции И. Ф. Крузенштерна 1803–1806 гг.)

АРОВ В. Н., доцент кафедры социально-гуманитарных наук КамчатГТУ


История нашего края связана с множеством русских морских экспедиций XVIII–XX вв. Но особое место среди них занимают кругосветные плавания парусных кораблей. Русские моряки позже других европейских морских держав стали совершать такие плавания. Ко времени организации первой русской кругосветки четыре европейские страны совершили уже 15 подобных плаваний, начиная с Ф. Магеллана (1519–1522 гг.) и кончая третьим плаванием Дж. Кука. Больше всех кругосветных плаваний на счету английских моряков – восемь, в том числе три – под командованием Кука. Пять плаваний совершили голландцы, по одному – испанцы и французы. Россия стала пятой страной в этом списке, но по количеству кругосветных плаваний превзошла все европейские страны вместе взятые. В XIX в. русские парусные корабли совершили более 30 полных кругосветных плаваний и около 15 полукругосветных, когда прибывшие с Балтики на Тихий океан корабли оставались нести службу на Дальнем Востоке и в Русской Америке.

О возможности и необходимости дальних плаваний впервые в России задумался Петр I. Он намеревался организовать экспедицию на Мадагаскар и в Индию, но не успел осуществить свой замысел. Мысль о кругосветном плавании с заходом на Камчатку была впервые высказана флагманами русского флота, членами Адмиралтейств-коллегии адмиралами Н. Ф. Головиным и Т. Сандерсом в связи с организацией Второй Камчатской экспедиции. В октябре 1732 г. они представили в Сенат свое мнение о целесообразности отправления экспедиции “из Петербурга на двух фрегатах чрез Большое море-окиян кругом капа Горна и в Зюйдное море, и между Японских островов даже до Камчатки”.

Такие экспедиции они предлагали повторять ежегодно, заменяя одни корабли другими. Это должно было позволить, по их мнению, в более короткие сроки и лучше организовать снабжение экспедиции В. Беринга всем необходимым, быстрее установить торговые отношения с Японией. Кроме того, длительное плавание могло стать хорошей морской практикой для офицеров и матросов российского флота (приложение 1). Головин предлагал самого Беринга отправить на Камчатку сухим путем, а руководство плаванием двух фрегатов просил поручить ему. Однако идеи Головина и Сандерса не были поддержаны Сенатом и возможность организации первого русского плавания в 1733 г. была упущена.

В 1764 г. решено было послать вокруг света на Камчатку экспедицию капитан-лейтенанта П. К. Креницына, но из-за готовящейся войны с Турцией осуществить ее не удалось. Не состоялось также плавание, которое пытался снарядить в 1781 г. вице-президент Адмиралтейств-коллегии И. Г. Чернышев. В 1786 г. руководитель “Северо-Восточной... экспедиции” капитан-лейтенант И. И. Биллингс (кстати, участник третьего плавания Кука) представил Адмиралтейств-коллегии мнение своих офицеров о том, чтобы по окончании экспедиции обратный путь ее судов лежал вокруг мыса Доброй Надежды в Кронштадт. Ему также было отказано.

Но 22 декабря того же 1786 г. Екатерина II подписала указ Адмиралтейств-коллегии об отправке эскадры на Камчатку для охраны российских владений: “...по случаю покушения со стороны английских торговых промышленников на производство торгу и промыслов звериных на Восточном море, о сохранении права нашего на земли, российскими мореплавателями открытые, повелеваем нашей Адмиральтейской коллегии отправить из Балтийского моря два судна, вооруженныя по примеру употребленных капитаном английским Куком и другими мореплавателями для подобных открытий, и две вооруженные же шлюбки морские или другия суда, по лучшему ея усмотрению, назнача им объехать мыс Доброй Надежды, а оттуда, продолжая путь через Сондский пролив и, оставя Японию в левой стороне, итти на Камчатку”.

Адмиралтейств-коллегии предписывалось незамедлительно заготовить надлежащие наставления экспедиции, назначить начальника и служителей, желательно из добровольцев, сделать распоряжения о вооружении, снабжении и отправке судов. Такая спешка была связана с докладом Екатерине ее статс-секретаря генерал-майора Ф. И. Соймонова о нарушении неприкосновенности российских вод иностранцами. Поводом для доклада послужил заход в Петропавловскую гавань летом 1786 г. судна английской Ост-Индской компании под командованием капитана Вильяма Питерса с целью установления торговых отношений. Это был не первый случай появления иностранцев в русских владениях на Тихом океане, что вызывало тревогу властей об их судьбе.

Еще 26 марта 1773 г. генерал-прокурор Вяземский в письме к камчатскому коменданту допускал возможность появления у берегов Камчатки французской эскадры в связи с делом М. Беневского. В Петербурге было получено известие о том, что во Франции снаряжается флотилия и 1500 солдат для Беневского. Речь шла о снаряжении колониальной экспедиции Беневского на Мадагаскар, в которой приняли участие и двенадцать бежавших с Беневским камчатцев. Но в Петербурге подозревали, что, поскольку Беневский хорошо знал бедственное состояние обороны Камчатки и путь туда, эта экспедиция могла отправиться на полуостров.

В 1779 г. иркутский губернатор сообщал о появлении в районе Чукотского носа нераспознанных иностранных судов. Это были корабли Кука, направлявшиеся из Петропавловска на поиски северо-западного прохода вокруг Америки. Губернатор предлагал привести Камчатку в “оборонительное положение”, поскольку путь к ней стал известен иностранцам. Заход кораблей Кука в Петропавловскую гавань в 1779 г. не мог не встревожить русское правительство, особенно после того, как стало известно о том, что англичане наносили на свои карты давно открытые русскими мореплавателями американские берега и острова и давали им свои названия. К тому же в Петербурге стало известно об отправке в 1786 г. в кругосветное плавание французской экспедиции Ж. Ф. Лаперуза. Но неизвестно еще было об экспедиции в том же году Токунаи Могами на южные Курильские острова, которые, после сбора там ясака Ив. Черным в 1768 г. и экспедицией Лебедева – Ласточника в 1778–1779 гг., Россия считала своими.

Все это заставило Екатерину II повелеть президенту коммерц-коллегии графу А. Р. Воронцову и члену коллегии иностранных дел графу А. А. Безбородко представить свои предложения по вопросу о защите российских владений на Тихом океане. Именно они и предложили отправить в кругосветное плавание русскую эскадру и объявить морским державам о правах России на острова и земли, открытые русскими мореплавателями в Тихом океане (приложение 2).

Предложения Воронцова и Безбородко легли в основу упоминавшегося указа Екатерины II от 22 декабря 1786 г., а также наставления Адмиралтейств-коллегии начальнику первой кругосветной экспедиции от 17 апреля 1787 г.

После обсуждения различных кандидатур начальником экспедиции был назначен 29-летний капитан 1-го ранга Григорий Иванович Муловский, родственник вице-президента Адмиралтейств-коллегии И. Г. Чернышева. После окончания Морского кадетского корпуса в 1774 г. он двенадцать лет служил на различных кораблях в Средиземном, Черном и Балтийском морях, командовал на Балтике фрегатами “Николай” и “Мария”, а затем придворным катером, ходившим между Петергофом и Красной Горкой. Он знал французский, немецкий, английский и итальянский языки. После похода с эскадрой Сухотина в Ливорно Муловский получил в командование корабль “Давид Сасунский” в эскадре Чичагова в Средиземном море, а по завершении кампании был назначен командиром “Иоанна Богослова” в эскадре Круза на Балтике.

О грандиозности задуманной экспедиции, которая почти не уступала по масштабам поставленных перед ней задач Второй Камчатской, можно судить по наставлению ее начальнику, данному Адмиралтейств-коллегией (приложение 3).

Перечень задач экспедиции включал различные цели: военные (закрепление за Россией и охрана ее владений на Тихом океане, доставка крепостных орудий для Петропавловской гавани и других портов, основание русской крепости на южных Курилах и т.д.), экономические (доставка необходимых грузов в русские владения, домашнего скота для разведения, семян различных овощных культур, заведение торговли с Японией и другими сопредельными странами), политические (утверждение российского права на земли, открытые русскими мореплавателями на Тихом океане, путем установки чугунных гербов и медалей с изображением императрицы и пр.), научные (составление точнейших карт, проведение разнообразных научных исследований, изучение Сахалина, устья Амура и других объектов).

Если бы этой экспедиции суждено было состояться, то сейчас бы не стоял вопрос о принадлежности южных Курил, на семьдесят лет раньше Россия могла бы начать освоение Приамурья, Приморья и Сахалина, иначе могла бы сложиться судьба Русской Америки. Кругосветных плаваний с таким размахом не было ни прежде, ни потом. У Магеллана в экспедиции участвовали пять судов и 265 человек, из которых обратно вернулся всего лишь один корабль с 18 моряками. В третьем плавании Кука находилось два корабля и 182 члена экипажа.

В эскадру Г. И. Муловского были включены пять судов: “Холмогор” (“Колмагор”) водоизмещением в 600 т, “Соловки” – 530 т, “Сокол” и “Турухан” (“Турухтан”) – по 450 т, и транспортное судно “Смелый”. Корабли Кука были значительно меньше: “Резолюшн” – 446 т и 112 человек экипажа и “Дискавери” – 350 т и 70 человек. Экипаж флагманского судна “Холмогор” под командованием самого Муловского насчитывал 169 человек, “Соловков” под командой капитана 2-го ранга Алексея Михайловича Киреевского – 154 человека, “Сокола” и “Турухана” под командой капитан-лейтенантов Ефима (Иоакима) Карловича фон Сиверса и Дмитрия Сергеевича Трубецкого – по 111 человек.

Офицерам (их было около сорока) Адмиралтейств-коллегия обещала внеочередное производство в следующий чин и двойное жалование на время плавания. Екатерина II лично определила порядок награждения капитана Муловского: “когда пройдет он Канарские острова, да объявит себе чин бригадира; достигши мыса Доброй Надежды, возложить ему на себя орден Св. Владимира 3-го класса; когда дойдет до Японии, то и получит уже чин генерал-майора”.

На флагманском судне был оборудован лазарет на сорок коек с ученым лекарем, на другие суда определены подлекари. Также был назначен священник с причтом на флагман и иеромонахи на другие корабли.

Научная часть экспедиции была поручена академику Питеру Симону Палласу, произведенному 31 декабря 1786 г. в звание историографа российского флота с жалованием 750 руб. в год. Для “ведения обстоятельного путешественного чистым штилем журнала” был приглашен секретарь Степанов, обучавшийся в Московском и Английском университетах. В ученый отряд экспедиции вошли также участник плавания Кука астроном Уильям Бейли, естествоиспытатель Георг Форстер, ботаник Соммеринг и четыре живописца. В Англии предполагалось закупить астрономические и физические приборы: секстаны Годлея, хронометры Арнольда, квадранты, телескопы, термо- и барометры, для чего Паллас вступил в переписку с гринвичским астрономом Мескелином.

Библиотека флагманского корабля насчитывала свыше пятидесяти названий, среди которых были: “Описание земли Камчатки” С. П. Крашенинникова, “Генеральная история путешествиям ” Прево Лагарпа в двадцати трех частях, труды Энгеля и Дюгальда, выписки и копии всех журналов российских плаваний в Восточном океане с 1724 по 1779 гг., атласы и карты, в том числе “ Генеральная карта, представляющая удобные способы к умножению российской торговли и мореплавания по Тихому и Южному океанам”, сочиненная Соймоновым.

Экспедиция готовилась очень тщательно. Через месяц после указа, 17 апреля, были собраны экипажи судов, все офицеры переселились в Кронштадт. Корабли были подняты на стапели, работа на них кипела дотемна. На суда доставлялись продукты: капуста, по 200 пудов на каждое соленого щавеля, по 20 – сушеного хрена, по 25 – лука и чеснока. Из Архангельска было доставлено по особому заказу 600 пудов морошки, заготовлено 30 бочек сахарной патоки, более 1000 ведер сбитня, 888 ведер сдвоенного пива и т. д. Мясо, масло, уксус, сыр решено было закупить в Англии. Кроме двойной мундирной амуниции, нижним чинам и служителям полагались по двенадцать рубах и по десять пар чулок (восемь шерстяных и две нитяных).

“ Для утверждения российского права на все, доныне учиненные российскими мореплавателями, или вновь учиненными быть могущие открытия” было изготовлено 200 чугунных гербов, которые предписывалось укрепить на больших столбах или “ по утесам, выдолбив гнездо”, 1700 золотых, серебряных и чугунных медалей с надписями на русском и латинском языках, которые следовало зарыть в “пристойных местах”.

Экспедиция была хорошо вооружена: 90 пушек, 197 егерских ружей, 61 охотничье, 24 штуцера, 61 мушкетон, 61 пистолет и 40 офицерских шпаг. Применять оружие дозволялось только для охранения российских прав, но не к туземцам вновь обретенных земель: “...должно быть первое старание посеять в них хорошее понятие об россиянах... Весьма запрещается вам употреблять не только насилия, но даже за какие-либо со стороны зверские поступки отмщения”.

Зато в отношении иностранных пришельцев предписывалось принудить их “по праву первее учиненных открытий к Российской державе принадлежащих мест, наискорее удалиться и впредь ни о поселениях, ни о торгах, также о мореплавании не думать; а ежели какие укрепления или поселения есть, то имеет вы право разорить, а знаки и гербы срыть и уничтожить. Равно поступать вам и с судами сих пришельцев, в тех водах, гаванях или на островах повстречаться могущими для подобных же покушений, принудив их оттуда потому же удалиться. В случае же сопротивления или, паче, усиливания, употребив вам силу оружия, так как и суда ваши на сей конец столь достаточно вооружены”.

Четвертого октября 1787 г. суда экспедиции Муловского в полной готовности к отплытию вытянулись на кронштадском рейде. Русским министром-послом в Англии уже были заказаны лоцманы, дожидавшиеся эскадру в Копенгагене для проводки ее в Портсмут.

Но срочная депеша из Константинополя о начале войны с Турцией перечеркнула все планы и труды. Последовало высочайшее повеление: “Приготовляемую в дальнее путешествие под командою флота капитана Муловского экспедицию, по настоящим обстоятельствам отложить, и как офицеров, матросов и прочих людей, для сей эскадры назначенных, так и суда и разные припасы для нее заготовленные, обратить в число той части флота нашего, которая по указу нашему от 20 числа нынешнего месяца Адмиралтейств-коллегии данному, в Средиземное море отправлена долженствует”.

Но и в Средиземное море Муловский не ушел: началась война со Швецией, и его назначили командиром фрегата “Мстислав”, где под его командой служил юный мичман Иван Крузенштерн, которому суждено было через пятнадцать лет возглавить первое состоявшееся русское кругосветное плавание. Муловский отличился в знаменитом Гогландском сражении, за что 14 апреля 1789 г. был произведен в капитаны бригадирского чина. Такой же чин во время русско-шведской войны получили Киреевский и Трубецкой. Через три месяца, 18 июля 1789 г., в сражении у острова Эланд Муловский погиб. Его смерть и начавшаяся французская революция резко изменили ситуацию. О возобновлении кругосветного плавания было забыто на целое десятилетие.

Организация первого, наконец состоявшегося, русского кругосветного плавания связана с именем Ивана Федоровича (Адама-Иоганна-Фридриха) Крузенштерна. В 1788 г., когда “по недостатку в офицерах” решено было досрочно выпустить гардемаринов Морского корпуса, которые хотя бы раз выходили в море, Крузенштерн и его друг Юрий Лисянский попали служить на Балтику. Воспользовавшись тем, что Крузенштерн служил на фрегате “Мстислав” под командой Г. И. Муловского, они обратились к нему с просьбой разрешить им после окончания войны принять участие в кругосветном плавании и получили согласие. После гибели Муловского о плавании стали забывать, но Крузенштерн и Лисянский мечтать об этом. В составе группы русских морских офицеров они были командированы в Англию в 1793 г. для ознакомления с опытом иностранных флотов и получения практических навыков плавания по просторам океана. Около года Крузеншерн провел в Индии, плавал в Кантон, полгода прожил в Макао, где ознакомился с состоянием торговли в бассейне Тихого океана. Он обратил внимание на то, что иностранцы привозили меха в Кантон морем, а российские меха доставлялись сухим путем.

Во время отсутствия Крузенштерна и Лисянского в России в 1797 г. возникла Американская Соединенная компания, в 1799 г. переименованная в Российско-Американскую компанию (РАК). Пайщиком РАК была и императорская семья. Поэтому компания получила монопольное право эксплуатировать богатства русских владений на побережье Тихого океана, торговать с соседними странами, возводить укрепления, содержать военные силы, строить флот. Правительство возложило на нее задачу дальнейшего расширения и укрепления русских владений на Тихом океане. Но главной проблемой РАК были трудности с доставкой грузов и товаров на Камчатку и в Русскую Америку. Сухопутный путь через Сибирь занимал до двух лет и был сопряжен с большими затратами. Грузы прибывали часто подпорченными, продукты были баснословно дорогими, а снаряжение для судов (канаты, якоря и пр.), приходилось разделять на части, а на месте их сращивать и соединять. Ценные меха, добываемые на Алеутских островах, часто попадали в Петербург подпорченными и продавались с убытком. Торговля же с Китаем, где имелся большой спрос на меха, шла через Кяхту, куда пушнина попадала из Русской Америки через Петропавловск, Охотск, Якутск. По своему качеству меха, привозимые на азиатские рынки таким путем, уступали мехам, доставляемым в Кантон и Макао американскими и английскими кораблями в неизмеримо меньшие сроки.

По возвращении в Россию Крузенштерн подал Павлу I две докладные записки с обоснованием необходимости организации кругосветных плаваний. Крузенштерн также предлагал новый порядок подготовки морских кадров для торговых судов. К шестистам кадетам Морского корпуса он предлагал добавить еще сто человек из других сословий, в основном из корабельных юнг, которые учились бы вместе с кадетами-дворянами, но назначались бы служить на коммерческие суда. Проект принят не был.

С приходом в 1801 г. к власти Александра I сменилось руководство Коммерц-коллегии и Морского министерства (бывшей Адмиралтейств-коллегии). 1 января 1802 г. Крузенштерн направляет письмо вице-президенту еще Адмиралтейств-коллегии Н. С. Мордвинову. В нем он предложил свой план кругосветного плавания (приложение 4). Крузенштерн показал меры по налаживанию положения русской торговли на международном рынке, охране русских владений в Северной Америке, обеспечению их и русского Дальнего Востока всем необходимым. Много внимания в этом письме уделяется необходимости улучшения положения жителей Камчатки. Письмо Крузенштерна было направлено также министру коммерции и директору водяных коммуникаций и комиссии об устроении дорог в России графу Николаю Петровичу Румянцеву. Проектом заинтересовался и глава РАК Николай Петрович Резанов. Ходатайство Резанова поддержали Мордвинов и Румянцев.

В июле 1802 г. было принято решение направить в кругосветное плавание два корабля. Официальной целью экспедиции являлась доставка в Японию русского посольства во главе с Н. П. Резановым. Расходы по организации этого плавания покрывали совместно РАК и правительство. Начальником экспедиции 7 августа 1802 г. был назначен И. Ф. Крузенштерн. Основными ее задачами были определены:доставка в Японию первого русского посольства; завоз провианта и снаряжения в Петропавловск и Ново-Архангельск; географические изыскания по пути следования; опись Сахалина, лимана и устья Амура (положение которых не было определено, так как исследованиями Ж. Ф. Лаперуза и У. Б. Броутона были перечеркнуты более ранние, верные сведения об островном положении Сахалина, полученные русскими мореходами, и он был “сделан полуостровом на целых семьдесят лет”).

И. Ф. Крузенштерн считал, что удачное плавание поднимет авторитет России в мире. Но новый глава Морского министерства П. В. Чичагов не верил в успех экспедиции и предлагал идти в плавание на иностранных судах с наемными иноземными матросами. Он добился того, чтобы корабли экспедиции были куплены в Англии, а не построены на русских верфях, как предлагали Крузенштерн и Лисянский. Для приобретения судов Лисянского послали в Англию, он за 17 тыс. фунтов приобрел два шлюпа водоизмещением в 450 и 370 т и потратил еще 5 тыс. на их ремонт. В июне 1803 г. суда прибыли в Россию.

И вот наступил исторический момент. 26 июля 1803 г. из Кронштадта вышли да шлюпа – “Надежда” и “Нева” – под общим предводительством И. Ф. Крузеншерна. Они должны были обогнуть Южную Америку и дойти до Гавайских островов. Дальше их пути на время расходились. В задачу “Надежды” под командованием Крузенштерна входили доставка грузов в Петропавловскую гавань и затем отправка миссии Н. П. Резанова в Японию, а также исследование Сахалина. “Нева” под руководством Ю. Ф. Лисянского должна была идти с грузом в Русскую Америку. Прибытие сюда военного корабля должно было продемонстрировать решимость русского правительства защищать приобретения многих поколений своих мореходов, купцов и промышленников. Затем оба корабля должны были загрузиться пушниной и отправиться в Кантон, откуда они, пройдя Индийский океан и обогнув Африку, должны были вернуться в Кронштадт и на том завершить кругосветное плавание. Этот план был полностью выполнен.

Командиры обоих кораблей приложили немало усилий к тому, чтобы превратить длительное плавание в школу для офицеров и матросов. Среди офицеров “Надежды” находилось немало опытных моряков, впоследствии прославивших русский флот: будущие адмиралы Макар Иванович Ратманов и первооткрыватель Антарктиды Фаддей Фаддеевич Белинсгаузен, будущий руководитель двух кругосветных плаваний (1815–1818 и 1823–1826 гг.) Отто Евстафьевич Коцебу и его брат Мориц Коцебу, Федор Ромберг, Петр Головачев, Ермолай Левенштерн, Филипп Каменщиков, Василий Сполохов, артиллерийский офицер Алексей Раевский и другие. Кроме них, в экипаже “Надежды” были доктор Карл Эспенберг, его помощник Иван Сидгам, астроном И. К. Горнер, естествоиспытатели Вильгельм Тилезиус фон Тиленау, Георг Лангсдорф. В свите камергера Н. П. Резанова присутствовали майор Ермолай Фредерици, граф Федор Толстой, надворный советник Федор Фос, живописец Спепан Курляндцев, медик и ботаник Бринкин (приложение 5).

На “Неве” находились офицеры Павел Арбузов, Петр Повалишин, Федор Коведяев, Василий Берх (впоследствии историк русского флота), Данило Калинин, Федул Мальцев, доктор Мориц Либенд, его помощник Алексей Мутовкин, приказчик РАК Николай Коробицын и другие. Всего в плавании участвовали 129 человек. Крузенштерн, проплававший шесть лет на английских судах, отмечает: “Мне советовали принять несколько иностранных матросов, но я, зная преимущественные свойства российских, коих даже и английским предпочитаю, совету сему последовать не согласился”.

Незадолго до отхода, 25 апреля 1803 г., Крузенштерн был избран членом-корреспондентом Академии наук. Видные ученые Академии приняли участие в разработке инструкций по различным отраслям научных исследований. Корабли были снабжены лучшими по тем временам мореходным инструментом и пособиями для плавания, новейшими научными приборами.

Обогнув мыс Горн, корабли разлучились. Проведя исследования в Тихом океане, “Надежда” 3 июля 1804 г. прибыла в Петропавловск, а “Нева” 1 июля пришла в Павловскую гавань на острове Кадьяк.

Вот каким увидели Петропавловск моряки “Надежды”: “...при первом взгляде своем на Петропавловский порт почел бы его за колонию, поселенную только за несколько лет и опять уже оставляемую. Здесь не видно ничего, чтобы могло бы заставить помыслить, что издавна место сие населяют европейцы. Залив Авача и другие три к нему прилегающие (Петропавловская гавань, Тарьинская и Раковая бухты – В. А.) совершенно пусты. Прекрасный рейд Петропавловского порта не украшается ни одною лодкою”.

Пребывание в Петропавловске затянулось: ожидали начальника Камчатки генерал-майора П. И. Кошелева, который находился в Нижнекамчатске. Петропавловский комендант майор Крупский оказывал экипажу всяческую помощь. “Корабль расснащен был немедленно, и все отвезено на берег, от которого стояли мы не далее пятидесяти саженей. Все, принадлежащее к корабельной оснастке, по таком долговременном плавании требовало или исправления, или перемены. Припасы и товары, погруженные в Кронштадте для Камчатки, были также выгружены”, – пишет Крузенштерн. Наконец из Нижнекамчатска прибыл генерал Кошелев со своим адъютантом, младшим братом поручиком Кошелевым, капитаном Федоровым и шестьюдесятью солдатами. В Петропавловске в составе посольства Н. П. Резанова в Японию произошли изменения. В Петербург сухим путем отправились поручик Толстой, доктор Бринкин и живописец Курляндцев. В посольство были включены капитан камчатского гарнизонного батальона Федоров, поручик Кошелев и восемь солдат. На Камчатке остались японец Киселев – толмач (переводчик – В. А.) посольства и “дикий француз” Иозеф Кабрит, которого русские нашли на острове Нукагива в Тихом океане.

После ремонта и пополнения запасов “Надежда” 27 августа 1804 г. отправилась с посольством Н. П. Резанова в Японию, где более полугода простояла в порту Нагасаки. 5 апреля 1805 г. “Надежда” ушла из Нагасаки. По пути на Камчатку она описала южное и восточное побережья Сахалина. 23 мая 1805 г. “Надежда” снова прибыла в Петропавловск, где Н. П. Резанов со своей свитой покинул корабль и на судне РАК “Св. Мария” отправился в Русскую Америку на остров Кадьяк. Об итогах плавания Резанова в Японию начальник Камчатки П. И. Кошелев сообщал сибирскому губернатору Селифонтову.

С 23 июня по 19 августа Крузенштерн плавал в Охотском море, у побережья Сахалина, в Сахалинском заливе, где производил гидрографические работы и, в частности, исследование лимана реки Амур – занимался решением “амурского вопроса”. 23 сентября 1805 г. “Надежда” окончательно покинула Камчатку и с грузом пушнины отправилась в Макао, где должна была встретиться с “Невой” и, загрузившись чаем, вернуться в Кронштадт. Из Макао они вышли 30 января 1806 г., но у мыса Доброй Надежды корабли разлучились. “Нева” прибыла в Кронштадт 22 июля, а “Надежда” – 7 августа 1806 г. Так завершилось первое кругосветное плавание русских моряков.

Оно ознаменовалось значительными научными результатами. На обоих кораблях велись непрерывные метеорологические и океанологические наблюдения. Крузенштерн описал: южные берега островов Нукагива и Кюсю, Вандименов пролив, острова Цусима, Гото и ряд других, прилегающих к Японии, северо-западные берега островов Хонсю и Хоккайдо, а также вход в Сангарский пролив. На карту был положен Сахалин почти на всем его протяжении. Но Крузенштерну не удалось завершить исследования в лимане Амура, и он сделал неверный вывод о полуостровном положении Сахалина, на сорок четыре года продлив ошибочное заключение Лаперуза и Броутона. Лишь в 1849 г. Г. И. Невельской установил, что Сахалин является островом.

Большую историко-географическую ценность представляют описания природы посещенных мест и их жителей, особенно Камчатки. Крузенштерн интересовался всеми сторонами жизни Петропавловска и полуострова. Он дал яркие картинки местного быта. В Петропавловске во время пребывания Крузенштерна насчитывалось около 180 жителей, из них только 25 женщин. Отсутствие медицинской помощи привело к тому, что и без того малочисленное население Камчатки понесло большой урон в результате эпидемий 1800 и 1801 гг. “Нет ни врачей, ни лекарств, ни здоровой пищи”, – писал Крузенштерн. Недоставало хлеба и соли. Поэтому самым ценным подарком жителям Камчатки стала соль, привезенная из Японии в качестве подарка морякам “Надежды”: “...японское правительство подарило нам при отбытии из Нагасаки около 1000 пудов соли. Все сие количество, включая около 200 пудов, удержанных мною для нашего продовольствия, оставлено в Камчатке, так что каждый житель снабжен через то достаточно почти на три года... Кроме такового знатного количества соли, оставлено мною в Камчатке около 75 пудов крупы сарачинской (риса – В. А.)”.

Крузенштерн отмечает, что Петропавловск представляет собой местечко отвратительного вида. Берег завален тухлой рыбой, нет даже удобных троп, не говоря уже о дорогах. Селение состоит из полуразрушенных хижин и юрт, в которых люди от нечистот и сырости воздуха гниют. Имелось лишь два “приличных дома”. В одном из них жил комендант порта майор Крупский, в другом – два артиллерийских офицера. Из-за отсутствия вблизи строевого леса постройка домов обходилась очень дорого. Крузеншерн сделал вывод о том, что удобнее и выгоднее было бы строить дома из кирпичей, для чего надо построить кирпичный завод в Тарьинском заливе, откуда в Петропавловск привозили глину для возведения печей (приложение 6).

Возвратившись в Петербург, Крузенштерн не забыл о нуждах Камчатки. Он пишет: “Камчатку можно было бы снабжать всем с изобилием, если бы посылать туда ежегодно один корабль из какого-либо европейского российского порта... Места Северо-Восточной Сибири могли бы в таком случае получать из Петропавловска некоторые товары, а особливо иностранные, гораздо удобнее и дешевле”. Это предложение не осталось без внимания. Хотя и не ежегодно, но довольно часто Петропавловский порт стал посещаться русскими судами из Кронштадта с товарами не только для Камчатки, но и для русских поселений на охотском побережье. Доставка товаров морем улучшила снабжение края.

По инициативе Г. И. Лангсдорфа и при активном участии И. Ф. Крузенштерна специальная комиссия во главе с Б. И. Пестелем представила в Сенат проект о преобразовании управления Камчатским краем. Благодаря Крузенштерну оно было упрощено и усовершенствовано. Начальник Камчатки и его помощник стали назначаться из опытных морских офицеров, обязанных прослужить на месте не менее пяти лет. Начальник Камчатки подчинялся иркутскому губернатору. Местом его пребывания было предложено сделать не Нижнекамчатск, а Петропавловск. Был расформирован Камчатский батальон. Согласно положению от 9 апреля 1812 г. о преобразовании управления Камчаткой, для охраны полуострова в Петропавловский порт была выделена флотская рота из 122 человек и 75 казаков, рассеянно живших по Камчатке и исполнявших полицейские обязанности. Таким образом, уже первое русское кругосветное плавание оказало заметное влияние на дальнейшее развитие Камчатки: Петропавловск стал ее административным центром, упростилось управление краем и снабжение населения товарами.

Крузенштерн оставил прекрасное описание своего плавания, первая часть которого вышла в свет в 1809, а вторая – в 1810 гг. Вскоре оно было переиздано в Англии, Франции, Италии, Голландии, Дании, Швеции и Германии. К описанию путешествия прилагался атлас карт и рисунков, среди которых имелись “Карта северо-западной части Великого океана” и “Карта островов Курильских”. Они явились существенным вкладом в изучение географии северной части Тихого океана. Среди рисунков, выполненных Тилезиусом и Горнером, есть виды Петропавловской гавани, Нагасаки и других мест.

По окончании плавания Крузенштерн удостоился многих почестей и наград. Так, в честь первого русского кругосветного плавания выбили медаль с его изображением. В 1805 г. Крузенштерн был награжден орденом Св. Анны и Св. Владимира третьей степени, получил чин капитана 2-го ранга и пенсион в размере 3000 рублей в год. До 1811 г. Крузеншерн занимался подготовкой и изданием описания своего путешествия, отчетами и расчетами по экспедиции. Официально он в 1807–1809 гг. числился при Петербургском порте. В 1808 г. стал почетным членом Адмиралтейского департамента, 1 марта 1809 г. произведен в капитаны 1-го ранга и назначен командиром корабля “Благодать” в Кронштадте.

С 1811 г. Крузенштерн начал службу в Морском кадетском корпусе инспектором классов. Здесь он служил с перерывами до 1841 г., став его директором. 14 февраля 1819 г. он был произведен в капитан-командоры, в 1823 г. назначен непременным членом Адмиралтейского департамента, а 9 августа 1824 г. стал членом Главного правления училищ. 8 января 1826 г. в чине контр-адмирала Крузенштерн был назначен помощником директора Морского кадетского корпуса, а с 14 октября того же года стал его директором и на этом посту находился пятнадцать лет. Он основал библиотеку и музей, создал офицерские классы для дальнейшего обучения наиболее способных гардемаринов, с отличием окончивших корпус (впоследствии эти классы были преобразованы в Морскую академию). В 1827 г. он стал непременным членом Ученого комитета Морского штаба и членом Адмиралтейского совета, в 1829 г. произведен в вице-адмиралы, а в 1841 г. стал полным адмиралом.

Его заслуги были высоко оценены в ученом мире. Он был избран почетным членом Российской Академии наук, членом-корреспондентом академий Парижа, Лондона и Геттингена. В 1842 г. И. Ф. Крузенштерн вышел в отставку и поселился близ Ревеля (совр. Таллинн), где и скончался в 1846 г. Имя его увековечено на картах мира в названиях многих географических объектов.

Первое кругосветное плавание 1803–1806 гг. открыло новую эпоху в развитии русского мореплавания. В дальнейшем такие походы стали обычным явлением для отечественного флота.



Приложение 1

Представление генерал-инспектора флота вице-адмирала графа Н. Ф. Головина
императрице Анне Иоанновне о дальнейшем развитии русского флота и содействии
экспедиции В. Й. Беринга. 12 октября 1732 г. (Выдержки)

3. Ваше и. в. соизволила ныне повелеть отправить на Камчатку в Сибирь сухим путем г-на капитана-командора Беринга... Но понеже оной путь чрез Сибирь и там пустые места, весть столько людей, правианту и материалов весьма труден и казне вашего и.в. убыточен будет... и за такими трудностями пока оной может дойтить до Камчатки со всеми при нем людьми и материалы, и того времени пройдет не меньше двух лет, а когда и туда приедет, то надлежит ему готовить лес и суды делать зачинать. И пока те суды готовы будут, то надобно времени не меньше положить как два года, а когда он будет с судами ево готов, то надлежит ему ходить для изыскания земель и островов по малой мере целое лето. И когда что изыщет и отправит с подлиною ведомостью к вашему и.в. в Санк-Питербурх, которой куриэр по малой мере имеет быть в пути от Камчатки до Санк-Питербурха 8 месяцов, итого пройдет бес 4 месяцов 6 лет...

Однако я ныне за потребно нахожу другой способ... чтобы в будущую весну отправить отсюда на Камчатку чрез море два фрегата военные российские с ластовым судном, на которых положить всякого правианту и запас на год или больше,... иттить отсюда чрез Большое море-окиян кругом капа Горна и в Зюйдное море, и между японских островов даже до Камчатки. И оной путь оные фрегаты могут учинить во время 11 месяцов или и меньше... А сверх положенного их правианту на тех фрегатах возможно погрузить морского еще провианту, кроме их комплекту, на 300 человек на два года... А когда те фрегаты в Камчатку прибудут, тогда оные могут снабдить командора Беринга и его команду материалами, и довольною амунициею, и протчими нужнейшими припасами, и по прибытии тех оные способнее без всякого опасения везде ходить и выискивать всякие земли и острова будут. Когда же те суды возвратятся благополучно, то надлежит тогда по всякой год отсюды оных в Камчатку посылать по два фрегата, а прибывшим остается здесь и для изыскания вновь земель, островов и проходов, морских гаваней, заливов и протчего, а более для морской практики, и что повелено будет, и от сего может произойти следующая государственная польза:1. Сим способом сыщется случай быть непрестанной и преизрядной школе... ко обучению молодых офицеров и матрозов, которые и оные моря знать будут,... и все то, что потребно будет знать доброму морскому офицеру, и тако в один такой путь могут не офицеры и матрозы обучиться более, нежели при здешнем море в 10 лет. 2. В изыскании же Америки может быть следующая великая государственная польза, ибо имеются там мины (рудники – В. А.) пребогатые, как серебряные, так и золотые, о которых еще неведомо... А наипаче с разными народами может действительная коммерция основаться,... також и изыскать блиско тех некоторые гавани и морские порты, где бы возможно некоторую фортецию учинить и поселить несколько из российского народа, и войско посадить...

3. Наиважнейшая же польза... будет, что подданные вашего и. в. будут непрестанно обучаться морской практике и оттого всегда... флот будет снабден добрыми и искусными людьми, с которыми... в случае войны выйтить противу неприятеля будет несумнительно и не так как ныне есть.

4. ...возможно на Камчатке или в Сибири ис тамошних народов несколько человек из молодых в матрозы на те два фрегата... определить, которые могут в 6 месяцов матросского дела обучиться...

5. Отправление тех двух фрегатов вашему и. в. в великой кошт стать не может, ибо и ныне корабли... при всех портех содержатся непрестанно..., а офицеры и матрозы содержатся на жалованье и получают мундир и правиант...

6. И понеже ныне... без действия корабли военные в гаванах здесь гниют и ни к какой государственной пользе не употребляются...

8. И ежели вскоре сей предложенный способ не примется..., может и то статься, что впредь такого благополучного времени, как ныне настоит, и не найдется...



Приложение 2

Записка А. Р. Воронцова и члена Коллегии иностранных дел действительного тайного советника графа А. А. Безбородко.
Не позднее 22 декабря 1786 г.

Северо-западный берег Америки с островами, около онаго находящимися, и другими грядами, оттоле до Камчатки и от сего полуострова до Японии простирающимися, открыт из давних времен одними российскими мореплавателями, в чем и свидетельствуют поданные их записки... Но как по общепринятому правилу, на неизвестныя земли имеют право те народы, которые первые открытие оных учинили, как то в прежния времена и по сыскании Америки обыкновенно делалось, что какой-либо европейский народ, нашедши неизвестную землю, ставил на оной свой знак, а римского исповедования государям римские папы к большего онаго утверждению щедро давали свои на то буллы, в чем и все доказательство права к завладению заключалось, то вследствие сего неоспоримо должны принадлежать России:

1-е. Берег американский, от 55 градуса 21 минуты широты на север простирающийся, обойденный капитанами Берингом, Чириковым и другими российскими мореходцами.

2-е. Все острова, около сея матерыя земли и полуострова Аляски находящиеся, как то: найденный Берингом и Куком названный Монтагю, Свят. Стефана, Св. Далматия, Евдокийския, Шумагины и другия, заключающиеся между курсом сих мореходцев и матерою землею.

3-е. Все острова, оттуда к западу грядою лежащия под названием Лисьих и Алеутских, и другия, к северу простирающиеся, ежегодно российскими промышленниками посещаемыя.

4-е. Гряда Курильских островов, касающаяся Японии, открытая капитаном Шпанбергом и Вальтоном.

И посему делаемое англичанами под начальством капитана Кука присвоение реки, по имени его названной, открытой прежде его капитаном Чириковым, которую он взял во владение на имя аглинскаго короля, и, выставя флаг, велел зарыть в землю несколько аглинских денег, равномерно вход Принца Вильгельма и острова Ке основательности не имеет, что подробно доказывается морскими поденными записками капитанов Беринга и Чирикова, что яснее усмотрится из карты, сочиненной генерал-майором Соймоновым. Но как всех оных в неизвестности бывших островов к державе вашего величества принадлежности, основанная на праве перваго их россиянами открытия, произведеннаго с великими иждивениями как со стороны казенной, так и частных подданных ваших... доселе еще никоим образом от правительства явственно не учинена, то и нужно, по мнению нашему, чтобы о присвоении Россиею тех островов с высочайшаго вашего повеления объявлено было чрез российских министров при дворах всех морских европейских держав, что сии открытыя земли Россией не могут иначе и признаваемы быть, как империи вашей принадлежащими, а потому не может здешнее государство допустить чужих туда мореходцов и судов... Для большаго же объяснения доставить им помянутую карту, исправя и напечатать ее под смотрением означенного генерала-майора Соймонова. Но как такое объявление без существенного подкрепления едва ль достаточным будет,... не благоугодно ли будет высочайше повелеть:

1-е. Чтоб в близости сей части, державе вашей принадлежащей, заведено было несколько военных морских судов...

2-е. Чтобы на берегу матерой американской земли каждого из тех островов утвержден был герб российский для виду и знания каждому туда приезжающему, и, по примеру других народов, зарыты были близ их российские деньги с уведомлением названия судов и времени открытия.

3-е. ...отправить из Балтийского моря два вооруженныя небольшие судна... а при них две вооруженныя морские шлюбки, ... и назначить объехать мыс Доброй Надежды, а оттоль, продолжая путь их чрез Сондский пролив, и, оставя Японию в левой стороне, иттить на Камчатку. Таковым образом, в один год по отправлении сих судов,... может иметь в тех морях флотилию, довольно достаточную для удержания естли не военных сил, по малой мере частных промышленников морских держав от покушения на звериной промысел, по всем правам России принадлежащий...

Сии суда, пришед к северному краю Японии, могут, разделясь на двое, приступить к новейшим открытиям... Первая из сих флотилий может обстоятельнее осмотреть острова от Японии к Курильской Лопатке простирающиеся, кои, естли теперь большой важности в себе не заключают, но, по заведении на Охотском море удобнейшаго порта, может быть по времени источником новыя отрасли торговли с Японию, поелику полуденное сих островов положение подает удобности ко всякому для подкрепления его заведения. Другая часть тех судов, зайдя на Камчатку и снабдя себя переводчиками, язык островитян знающими, и другими потребностями, посетит не довольно описанныя из Алеутских и Лисьих островов и откроет американский берег между 60о и 64о широты лежащий, или обозрит полуденный берег полуострова Аляски до входа Принца Вильгельма, который еще и доныне не довольно описан...

При отправлении сей экспедиции нужно снабдить ее для делания в том путешествии наблюдений, касающихся до астрономии и натуральной истории, учеными людьми, дав их как из здешних училищ, так и позволив взять из немецкой земли или Англии...



Приложение 3

Из наставления Адмиралтейств-коллегии начальнику первой кругосветной экспедиции
Г.И. Муловскому о ее задачах. Не ранее 17 апреля 1787 г. (Выдержки)

Ея и. в. наставления из Государственной адмиралтейской коллегии, г-ну флота капитану 1-го ранга Григорью Муловскому, начальствующему над ескадрою, назначенною чрез Индийское море в Восточный океан, для плавания между Камчаткою, Япониею и западными американскими берегами.

Ея и. в... высочайше повелеть соизволила: вооружить и отправить из Балтийского моря небольшую ескадру, состоящую из четырех вооруженных судов, какие бы в состоянии были в сохранении права на земли, российскими мореплавателями открытыя на Восточном море, утвердить и защитить торги по морю между Камчаткою и западными американскими берегами лежащему, яко собственно и единственно к Российской державе принадлежащие...

1. Ескадра... состоять будет из судов “Колмагора”, “Соловка”, “Сокола” и “Турухтана”, к коим присоединится еще пятое, транспортное, имянуемое “Смелой”, нагруженное пушками, снарядами, такелажем, парусиною, свинцом для мелкого ружья и другими вещами, нужными для Охотского и других тамошних портов. Суда сии изготовлены, оснащены и вооружены под собственным вашим смотрением и наставлением, снабдены людьми по вашему избранию и по их собственному желанию, лучшим всякаго роду запасом и провиантом в таком достатке, поколику вмещение судна позволило; также всеми противуцынготными вещьми и одеждою в избыточном довольствии. А сверх всего того отпустится вам денежная сумма для ескадры вашей в натуре и кредитивами.

Для исполнения препорученных вам наблюдений и других ученых примечаний, получите вы частию здесь, частию в Англии, нарочно на сей конец заказанные в довольном количестве и самые лучшие астрономические и другие инструменты и морские часы, равным образом, книги и карты, до вашего путешествия касающегося, не упустите вы сами заготовить там...

Сверх того, снабдены будут для наблюдений, касающихся до астрономии и натуральной истории, учеными людьми, как-то: астрономами, гисториографами и естествоиспытателями, из которых вам некоторыя здесь уже известны, а других позволяется взять в Англии или иных местах... Сии ученыя останутся до совершения експедиции или до возвращения в Петербург...

Для сведения вашего и поколику можно руководства в той наипаче части Восточного океана, коея владычество вам имянно утвердить препоручается, даются вам со всех доселе российскими мореплавателями в тех морях, между Камчаткою, Япониею и Америкою содержанных журналов, сколько их ни есть, выписки и копии, начиная от 1724 по 1779 годы, равным образом разных 14 карт с приобщенным при том каталогом и из них Генеральная, при коллегии сочиненная..., на коих означены учиненные доселе по сим морям плавания и открытия, с тем чтоб вы по вашим собственным наблюдениям могли дознать и поверить, что в оных справедливо, что сомнительно или ложно, и по окончании путешествия сочинить одну вернейшую и обстоятельнейшую сих новопокоренных Российской державе берегов и моря карту...

Для утверждения российского права, на все доныне учиненныя российскими мореплавателями или вами вновь учиненными быть могущия открытия, дается вам довольное количество литых чугунных Российской империи гербов и битых на случай сей експедиции золотых, серебряных, медных и так же чугунных медалей с грудным ея и.в. изображением...

3. ...Весьма б было полезно, если вы с мыса Доброй Надежды взяли с собой по нескольку пар молодой и к разведению способной дворовой скотины... То же самое можете приказать и находящимся при вас естествоиспытателям, дабы они как в Англии, так и на мысе Доброй Надежды запаслись довольным количеством всяких семян: хлебных, конопляных, льняных, разных дерев и огородных овощей, особливо земляных яблоков и корневых семян, кои бы с климатом Курильских островов и других земель, далее к северу лежащих, сходствовали...

7. Будучи в соседстве Японии, не упущайте ни малейшего случая получить достоверные известия о сей земле, а наипаче о северной ея части и лежащие близ ее в северную сторону больших островов, кои без сомнения мнимую землю Езо представляют (о. Хоккайдо – В. А.), и сверх того, во всех случаях с японцами и курильцами на ближайщих островах жительствующими, обходиться дружеским образом и стараться завести с ними торги...

11. ...при северном конце Японии надлежало бы вам... по разделении ескадры вашей надвое, как-то: отрядив старшего по вас капитана с двумя судами для осмотру островов, к Курильской Лопатке простирающихся, самому с другими судами зайти на Камчатку для получения толмачей и других потребностей... Но как... будет с вами пятое судно для отводу в то место пушек и протчаго груза, то... отправить оное удобнейшим путем к Камчатке в Петропавловскую гавань, куда и часть дворового скота для разведения там послать можете...

Прочия же суда ескадры разделите вы так, что старшей по вас капитан останется при Курильских островах для изследования оных, а сами с протчими судами пойдете к берегам американским.

12. При отделении старшего по себе капитана по вышеписанному для описания Курильских островов в наставлении ему следующее предписать имеете:

1) Обойти плаванием и описать все малые и большие Курильские острова от Японии до Камчатской Лопатки, положить их наивернее на карту и от Матмая до той Лопатки все причислить формально ко владению Российского государства, поставя или укрепя гербы и зарыв медали в пристойных местах с надписью на российском и латинском языках, означающею ево путешествие или приобретение,... осмотреть берега, заливы, гавани, описать их состояние, местоположение, качество земли, леса и другие произведения, изобилие или недостаток пресной воды и разстояние до оной от берега... А наипаче на острове Урупе, иль осьмнадцатом из Курильских островов, или же где способнее откроется,... наиболее примечать должно, нет ли хорошей гавани и удобнаго места для заложения крепости и селения, для хлебопашества и скотоводства, и естьли тут довольно пресной воды и лесу для построения и починки впредь морских судов. Ежели таковая гавань где-либо на тех островах откроется, то... описать оную во всей точности,... и имянно: вход во оную, глубину, грунт, какими ветрами входить и выходить можно и от каких ветров оная закрывается...

О всем, что тут изыскано будет или по возвращении на Камчатку... долженствует он обстоятельно уведомить иркутскаго генерал-губернатора, которой может восприять меры к заведению тамо поселения... А оставляя сии острова, может он выпустить на землю привезенного им скота...

2) Предписать ему чтоб назначил истинное положение и описал состояние полуденнейших Курильских островов и острова Матмая... и внутреннее разстояние от сих берегов до матерой земли, с тем чтоб не было больше сумнения о мнимой земле Езо, приняв при последнем острове (Матмае совр. Хоккайдо – В. А.) возможныя предосторожности, показывая дружественное обхождение и употребя, буде надобно, и подарки.

При плавании же между Курильскими островами осторожность иметь в разсуждении сильных промеж островами и опасных течений, во время отлива и прилива бывающих, также и частью продолжающихся в тех местах туманов...

4) Обойтить лещажий против устья Амура большой остров Сахалин..., описать его берега, заливы и гавани, равно как и устье самого Амура,... приставая к острову, наведаться о состоянии его населения, качестве земли, лесов и протчих произведений. То ж самое может учинить... с Шантарскими островами и наипаче с предложенным по мнению г-на генерал-майора Соймонова для заведения новой гавани при устье реки Уда...

17. На всех землях и островах, которые вами будут открыты впервыя, торжественно поднять российский флаг... и при том вышеуказанные гербы... укрепить на возвышенном месте подле поставленного в землю креста либо столба с высеченной надписью и, сверх того, положив в каменной высмоленной сосуд по одной серебрянной и медной медали, также вложив в крепкую засмоленную бутылку надпись на российском и латинском языках,... зарыть все в землю...



Приложение 4

Письмо И. Ф. Крузенштерна Н. С. Мордвинову с обоснованием необходимости
организации русских кругосветных плаваний. (Выдержки)

...Имел я случай быть в Европейских селениях восточной и западной Индии, положивших основание знаменитости некоторых европейских земель... и составляющих главный источник их богатства, имел случай видеть обширный Океан, покрытый необозримым множеством судов, употребляемых к перевозу то обильных произведений восточных и западных селений, то изделий европейского трудолюбия и изобретения, одним словом, был очевидцем удивительной торговли, в коей все Европейские народы более или менее участвуют. Одна только Россия исключена из оной... Для чего ж Россия, столь удобствующая для коммерции, изобилующая всеми материалами к постройке и вооружению кораблей и славящаяся богатыми товарами, необходимо нужными для других народов... не пользуется она сама трудолюбием и неусыпностью своих собственных граждан, которые произведения и изделия служат к толикому изобилию некоторых иноземцев, обогащающихся на щет России...?

Есть еще другая ветвь коммерции, могущая соделаться чрезмерно важною... Оная производится от Охотска и Камчатских портов к восточным островам и к северо-западной части Америки... Суда, плавающие по сим бурным морям, должны быть лучшаго построения... никто, кроме смелаго россиянина, не отважился бы вверять оным своей жизни... Канаты, веревки, паруса, железные вещи... нужные к построению и оснастке судов привозят на лошадях из Якутска. Сверх того, не имеют суда ни октанов, ни хороших компасов, ни карт, ни навигационных книг, словом никаких пособий, служащих к усовершенствованию безопасного и общеполезного отчизне мореплавания... Камчатка или весьма мало или совсем почти не может доставлять им вещей к тому необходимых; тамошние жители и сами претерпевают великую нужду, даже и Губернатор подвержен бывает иногда оной; часто не имеет он много нужного, без чего мы бы почли жизнь невозможною. Один из моих приятелей... нашел камчатских жителей в таком состоянии, что редко кто согласился бы провести сим образом часть своей жизни, не презирая оной. Естьли бы сии смелые промышленники были в состоянии строить и оснащивать суда свои с большею и лучшею удобностью..., тогда увидели бы мы их в Японии и Китае, заботящихся о распространении торговли... Они посещают уже северо-западную часть Америки, где... завели они селение и приобрели такое преимущество пред тамошними жителями, что скоро и удобно могли бы не только соделаться соперниками американцам и англичанам в меховой с Китаем торговле, но даже и овладеть всею оною богатою коммерциею, что по причине близости Камчатки к северо-западным берегам Америки и отдаленности от оных всех других наций непременно могло бы последовать. Самые дорогие мехи можно бы, как и прежде, отправлять сухим путем в Кяхту, мехи же нижняго разбора отвозить в Японию или естьли зависть оной преградит путь к достижению такового намерения, в Кантон, где всегда продавать можно с великою выгодою... Российские корабли по продаже мехов в Китае могут и грузиться тамошними товарами и снабдевать Охотск и Камчатку сахаром, чаем, китайкою, шелковыми материями и фарфором... гораздо с большею дешивизною, нежели доставление оных сухим путем... Сие одно, сверх прочих, обстоятельство может довольно быть важным к побуждению нас послать корабли свои прямо в Кантон из Европы...

Весь полуостров Камчатка, или по крайней мере те места, в коих мы завели селения, а уповательно также и Охотск, имеют нужду в поправлении. Все их жилища могли б быть сделаны гораздо лучше, и следовательно, здоровее. Жители оных мест никогда не могли иметь недостатка в вещах, к жизни служащих; даже туда могли б быть введены европейския роскоши, дабы чрез то более прельстить жителей тех мест, сносить неприятности жестокого климата, великаго разстояния и долгой со своим домом разлуки. Естьли бы с камчадалами поступаемо было с большим человеколюбием... то их можно бы сделать полезнейшими общества членами...

По ужасному разстоянию от Камчатки или Охотска до ближайших Европейских, Российского государства провинций; по жестокости климата, неудобности и затруднению в необитаемой почти земле дорог... ясно видно, что в упомянутые места перевоз всякого звания вещей, во всяком количестве, совсем неудобен и что между нашими краями не должно бы быть никакому сухим путем сообщению, кроме в случае посылки штафетов. Морское между ними сообщение несравненно удобнее; путешествие не столь продолжительно и опасно, как обыкновенно себе представляют. Корабль, в надлежащее время из Кронштадта отправленный, может поспеть в Камчатку в 6 или 7 месяцев, и все выгоды от морского путя будут весьма велики. Правда, едва можно вычислить, как дешевле и сколь в меньшее время припасы и товары могли б быть доставляемы в Камчатку водою, нежели сухим путем. Превосходные выгоды водяной в сем случае коммуникации столь явны, что никакого против того не можно сделать возражения. Опытность наших морских офицеров и матрозов, которую они в таковом долговременном вояже приобрести неминуемо имеют... На сей конец следовало бы послать одно или два больших хороших транспорта под прикрытием одного фрегата и катера, нагрузив оные разного рода припасами, способствующими к построению и приготовлению надежных судов; притом надобно также отправить одного или двух знающих корабельную архитектуру и нескольких других мастеровых, присоединя к ним и учителя навигации, который кажется быть очень нужным; ибо занимающиеся тамошним мореходством не имеют никакого сведения ни о сочинении карт, ни об определении широты и долготы мест по астрономическим правилам. Таковые люди удобно согласились бы отправиться в Камчатку, ежели предоставлена им будет надежда к поправлению их состояния, вместе с позволением возвратиться в Россию по своей воле. Груз состоять должен из товаров потребных для жителей восточных островов и северо-западного американского берега, а имянно из полосного железа около двух или трех дюймов шириною и полдюйма толщиною, простых топоров, больших синих и красных бусов; надобно также взять с собою кузнецов и запастися угольями, для обрабатывания железа по вкусу американцев; жители же Камчатки снабдеваемы быть должны всем тем, что к удобной и приятной жизни служить может. Сие могло бы весьма нужно для Камчатки, как для такой земли, где таковыя вещи необходимы, которых избыток мог бы вознаградить жестокость климата и лишение удовольствий общежития. Все что на сих кораблях имеет быть посылаемо, может, да и должно быть российских мануфактур... Сахар, вино и ром можно брать на Канарских островах, в Бразилии или на мысе Доброй Надежды; ибо вино и водка, без чего в таком суровом климате нельзя обойтися, продается, как я слышал, в Камчатке чрезмерно дорого.

Извещают также, что жители той страны терпят великую нужду в лекарях и лекарствах. Многие не только из камчадалов, но даже и из россиян были жертвою запущенного недостатка в лечебном спомоществовании. Венерическая болезнь страшна в каждой земле, но несравненно более в жестоком климате; она была туда ввезена и произвела великия опустошения. Малолюдство в Камчатке столь велико, что должно употребить все средства к предупреждению совершеннаго искоренения народа...

Корабли, которые имеют быть отправлены с вышеупомянутыми материалами и другими вещами, могут на возвратном своем пути, вместо того, чтобы грузиться балластом, зайти в Китай, Манилу, Батавию или Бенгал для взятия товаров. Выгода от оных или плата за один провоз таковаго груза вознаградит издержки целой Экспедиции, которые не могут быть важны, как потому что матрозы наши содержатся всегда на полном жаловании, так и потому что все корабельные припасы в России очень дешевы. Смотря по надобности Камчатки, имеющия возрастать вместе с успехом ея торговли, можно одно или два судна посылать ежегодно, и содержать безпрестанно в тамошних морях два небольших фрегата, которые могут быть сменяемы каждые два или три года. Сии фрегаты должны быть обязаны пещися о благосостоянии и спокойствии наших селений, о безопасности торговли и заниматься дальнейшим разысканием величайшего (восточного) Архипелага, столь мало известного еще до ныне...

Капитан-лейтенант Крузенштерн. Генваря 1-го числа 1802-го года.



Приложение 5 Экипаж шлюпа “Надежда”

Капитан-лейтенант, начальник экспедиции Иван Крузенштерн.

Старший лейтенант, произведенный во время путешествия в капитан-лейтенанты и кавалер Макар Ратманов.

Лейтенанты: Федор Ромберх, Петр Головачев, Ермолай Левенштерн.

Мичман, произведенный во время плавания в лейтенанты, барон Фаддей Беллинсгаузен.

Штурман Филипп Каменщиков.

Подштурман Василий Сполохов.

Доктор медицины Карл Еспенберг.

Помощник его Иван Сидгам.

Астроном Горнер.

Естествоиспытатели Тилезиус, Лангсдорф (Сей оставил корабль “Надежду” 25 июня 1805 г. в Камчатке и перешел на судно Американской компании “Марию” для предпринятия путешествия к северо-западному берегу Америки).

Артиллерии сержант, пожалованный во время путешествия в офицеры Алексей Раевский.

Кадеты сухопутного кадетского корпуса Отто Коцебу, Мориц Коцебу.

Клерк Григорий Чугаев.

Парусник Павел Семенов.

Плотничий десятник Тарас Гледианов.

Плотник Кирилл Щекин.

Конопатный десятник Евгений Паутов.

Конопатчик Иван Вершинин.

Купор Петр Яковлев.

Бомбардиры Никита Жегалин, Артемий Карпов.

Слесарь Михаил Звягин.

Подшкипер Василий Задорин.

Квартирмейстеры Иван Курганов, Евдоким Михайлов, Михаил Иванов, Алексей Федотов.

Боцман Карп Петров.

Матросы: Егор Черных, Иван Елизаров, Федосей Леонтьев, Егор Мартюков, Василий Фокин, Филипп Биченков, Федор Филиппов, Матвей Пигулин, Куприян Семенов, Иван Михайлов 1-й, Дмитрий Иванов, Клим Григорьев, Иван Логинов, Резеп Баязитов, Даниил Филиппов, Николай Степанов, Нефед Истреков, Мартимиян Мартимиянов, Иван Михайлов 2-й, Алексей Красильников, Григорий Конобеев, Спиридон Ларионов, Еммануил Голкеев, Перфилий Иванов, Филипп Харитонов, Сергей Иванов, Ефим Степанов, Егор Григорьев, Иван Щитов.

Деньщики Степан Матвеев, Иван Андреев.

Принадлежащие к свите посланника, камергера Николая Петровича Резанова: свиты его и.в. майор Ермолай Фридерици, гвардии поручик граф Федор Толстой, надворный советник Федор Фос, живописец Степан Курляндцев, доктор медицины и ботаники Бринкин, приказчик Американской компании Федор Шемелин.



Приложение 6

Замечания И. Ф. Крузенштерна о состоянии Камчатки

1. О камчатском климате и земледелии

Климат Камчатки нельзя сравнить с климатом нового южного Валлиса (австралийский штат Новый Южный Уэльс со столицей в Мельбурне–В. А.), но в Европейской России есть много областей, климат которых ничем не лучше Камчатского, однако населены и благоустроены. Одни только места лежащие близ моря, признаются не совсем бесплодными по причине частых туманов и мелких дождей... Жившие же многие годы во внутренности Камчатки единогласно уверяют, что климат северной Камчатки, а наипаче средней, гораздо преимущественней климата южной ее части. Близ Верхнекамчатска и по берегам реки Камчатки почва земли вообще очень плодоносна. Продолжительная зима не может препятствовать землепашеству...

В средней Камчатке растет хлеб и многоразличные огородные овощи... Даже и около Петропавловска климат не так суров... Частые туманы, препятствующие, будто бы, рощению огородных овощей, служат только предлогом, к коему прибегают нерадивые, сделавшиеся неспособными к трудам от неумеренного потребления горячего вина. Офицеры Петропавловского гарнизона имеют огороды, в коих, кроме гороху и бобов, родятся разные нужные для стола овощи...

Предупредив в Камчатке в 1804 и 1805 гг. весь июнь, часть июля, целый август и сентябрь, могу с достоверностью утверждать, что в сии четыре месяца было там столько же ясных дней, сколько и в других местах, имеющих подобное положение. Туманы случались, правда, не редко, но оным подвержены бывают и прочие северные области Европейской России. Через весь июнь продолжалась хорошая и теплая погода, каковая только быть может в странах лучшего климата. В сем месяце обнажились даже и горы от снега, земля везде растаяла, однако живущие в Петропавловске все думали еще, что рано приниматься за заступ.

В Камчатке можно бы жить столь же хорошо или еще лучше, нежели во многих других провинциях России.

2. Об образе жизни россиян на Камчатке

Офицеры, духовные, купцы и солдаты не различествуют почти ничем между собою в образе их жизни. Имеющий более других денег не может ничего купить за оные, а потому и принужден жить одинаково с прочими... Российский солдат, привыкший ко всем трудностям, переносит равнодушно камчатский во всем недостаток..., некоторые из солдат владеют даже собственными домами... Им позволяют во время зимы... перевозить казенные и партикулярные тяжести, ходить на звериную ловлю, посредством коей приобретает один солдат в зиму от 300 до 500 рублей. Жалко, что при таковых деньгах не могут они ничего купить, кроме вина горячего, на которое по дороговизне и неумеренному употреблению скоро истощевают приобретенное. Холостая их жизнь много к сему способствует.

3. О торговле и снабжении товарами

Камчатку можно было бы удобнее снабжать всем с изобилием, если бы посылать туда ежегодно один корабль из какого-либо европейского российского порта. Цены всех нужных вещей понизились бы многими сотнями процентов. По прибытии нашем вдруг упала цена кизлярской водки с 20 на 6 рублей за штоф, сахара с 7 на 11/2 рубля за фунт. Места северо-восточной Сибири могли бы в таком случае получать из Петропавловска некоторые товары, а особливо иностранные, гораздо удобнее и дешевле, нежели как то производится ныне доставлением оных столь дальним и трудным сухим путем...

Жители Камчатки... часто не имеют ни хлеба, ни соли... Только в одной водке недостатка никогда не бывает... Ром, французская водка, виноградное вино, кофе, пряности, уксус, горчица, деревянное масло, сарачинское пшено, хорошая пшеничная мука, коровье масло и другие сим подобные вещи, которые и в самом беднейшем городке России продаются, не привозятся никогда в Камчатку для продажи, сукна и других материй для платья, включая толстый холст, шелковые платки и синюю китайку, нет вовсе... Черный хлеб и рыба без всякой приправы, без уксуса, хрена, перца и даже без соли составляют все, что как офицер, так и солдат ставят на свой стол.

4. О медицинском обслуживании

Ныне присылают в Камчатку лекарств довольное количество, но оные столь худы и находящийся тут лекарь столь же искусен, что только крайность может понудить прибегать к оным. Жители Петропавловска долго не забудут доктора Еспенберга, сделавшего им великую пользу во время трехкратного нашего там пребывания. Он снабдил, сверх того, петропавловского подлекаря некоторыми нужными лекарствами, но сей не умел их беречь, а может быть и употребление их было ему худо известно. Хотя при камчатском батальоне и находится хороший лекарь, которого привозил губернатор в Петропавловск с собою, но он живет всегда в Нижнекамчатске, а потому и может быть полезен только для тамошнего места. В прочих городах Камчатки определены подулекари...

Определяемых для Камчатки врачей надобно отправлять туда водою потому, чтобы можно было им удобно взять с собою всякое платье, мебель, книги, пособия, инструменты... вещи, которые необходимы для сохранения в тамошней стране здоровья...

5. О жилье в Петропавловске

Во всем Петропавловске находятся только два дома, отличающиеся несколько от прочих. В одном жил при нас майор Крупский, комендант крепости, а в другом два артиллерийских офицера. Каждый из домов сих состоит из двух жилых покоев, кухни, кладовой и прочее... Мебель гостинного покоя–одна деревянная скамья, стол и два или три разломанных стула. Нет ни каменной посуды, ни стаканов, ни бутылок, ни других подобных тому столовых приборов. Две или три пары чайных чашек, один стакан, несколько изломанных ножей и вилок, и малое число ложек составляли все имущество сих добрых людей, которые были женаты. Более всего было для меня жалко смотреть на их окна, которые не только не двойные,... но и очень худы. Стекла малые, из разных разбитых кусков составленные. Худо защищают от снега и холода...

Дома прочих жителей построены вообще худо, и все так низки, что зимою вообще покрываются снегом; перед дверьми только прорывают дорогу и одни окна очищают для света. Снежная толща должна, правда, защищать от холода, но оная, препятствуя свободному проходу воздуха вокруг дома, причиняет весьма нездоровую атмосферу в покоях...

Построение дома в Петропавловске обходится весьма дорого. Вблизи нет вовсе строевого леса, оный доставлять надобно из внутренности Камчатки верст за 60 или 70... Строить дома из кирпичей было бы удобнее и выгоднее. У залива Тарейна (Тарьинского–В. А.) находится в изобилии лучшая глина, которая употребляется ныне на делание печей в Петропавловске... Неосновательно было бы утверждать, что каменные дома могут быть опасны по причине замлетрясения. В близости Петропавловска хотя бывают землетрясения, но не случалось никогда столь сильного, чтобы можно было опасаться разрушения каменного дома.


© 2003-2004 МГУ имени адм. Г.И. Невельского