Лирика

Принцесса на крошках

Я ночами пишу какую-то дрянь…
Так похоже на кофе из зёрен пшеничных.
Глянь,
Взорвался октябрь рваниной из листьев,
Из окурков,
Оберток почти заграничных -
Сыплет самость на плечи прохожих,
Как порох яичный.

Уж рассвет
Расщеперил зевающий солнышком рот.
Через десять минут мне вставать,
Через сорок - ползти на работу:
Продавать в бакалейной
Гранит для студентов,
Горох для проверки принцесс
И пихать по коробкам, пакетам
Пустую заботу.

Крышкой ночи
Накроется городок -
Замыкаю свою бакалейную лавку,
Пью кефир и жую бутерброд,
Созерцаю в окно:
Недолюбленный кем-то урод,
Прёт на выгул
Пару собак
На стальной и тряпичной удавках.

Сухофрукты шипов
Исказило скользящее время.
Эти крошки в постели -
Горошин смешная замена.
Так похоже на кем-то забытый
И детский наив.
Я принцесса метели,
Тебя удержать не сумела.
Отпускаю,
Простив.

Песнь Лилит

Лилит - из глины
Цвета корицы,
Лилит -
Волосы длинные,
Мысли - спицы,
Остры и тонки
Голос - звонкий -
Водопада обломки,
Осколки
Через уши -
Сразу в душу.
Лилит - сила,
Лилит - власть.
Её увидел,
Сразу пасть
В ноги,
Вьюнком оплести
Лодыжки,
В свои ладони
Обуть ее ступни.
Целовать голени.
Неприступная!
Для тебя создана,
Адам.
Возьми её!

Что было дальше?
Преклонение,
Лобзанье коленей,
Даром бери -
Реки, сады, весь рай.
Брови сталкиваются:
- Нет, не хочу.
Не было фальши
В крови Лилит.
Что было дальше?
Попытка взять штурмом,
Гоненьем,
Изгнаньем,
Снова лобзанье -
Ладоней, запястий:
Попытка
Выцеловать себе
Хоть немного счастья.
Брови сталкиваются,
Глаза рождают бурю:
- Смешно!
И волосы заплетает в косы.

- Господи!
Дай другую!
Ласкание кнопки Delete.
Так Господь
Из рая - Лилит
Удалил.

- Ева, - представилась.

Разве влечет то,
Что было когда-то
Частью тебя?
(Дикий мёд
И сахарная вата).
Хочу другую,
Неизведанную,
Чтобы
Частью меня стала,
А не была.
(Бездна
И стелящаяся трава).
- Верни Лилит.

Ева - репейник,
Магнит:
- Люблю, не прогоняй.
Для нас - рай.
Зачем тебе та?

Лилит,
Изгнанная, нагая,
Целомудренная.
Что с ней стало?
Подглядывала в дырочку
В изгороди
Между раем и прочим.
Плакала ночью
Слёзы-звёзды
На небосвод.
Ветром стонала,
Ревела,
Рыдала -
Звала Адама,
Клялась, что любит.
Оправдывалась:
- Не хотела
Преклоненья,
Хотела равности
В отношениях.

Он вновь
Целовал ее руки -
Через изгородь,
Она ладонью
Передавала
Ему касанье
Своих губ.

Душа Евы
Хронически
Заболела.

... встретила змея ...

***

Сердца вагончик набить, как саше, лепестками приличий,
Трудным пассажем сравнить неискусство любви и традиций.
Пальцев касаньем весь мир и себя обезличить:
Вырасти, вызреть, стрелой зефирантеса в небо косое пробиться.

Третью, четвертую пробу июля глодает - время прогоркло -
Киллер забот, нерадивых и пошлых стремлений.
Выжить пытаться песчинкой в часах и карманной воровкой,
Падать яблоком в темя, скопцом на свои и чужие колени.

В лупу, бинокль, телескоп изучать свои чувства:
Ты мимикрию мне вместо Любви и себя предложил.
Пальцев касаньем расторгнуть обряд неискусства:
Сердца вагончик так пуст: растворился туманом единственный твой пассажир.

***

О жизнь моя! Первое чудо света!
Я буду нежиться в объятиях Вселенной,
Расчесываться звездами,
Отражаться в полуприкрытом зеркале Луны.

Луна, убери с лица челку солнцевой тени,
Я хочу целиком отражаться в тебе!

Солнце! Я зачерпну тебя кружкой
И буду пить еще и еще,
Маленькими глотками и взахлеб,
Так, чтобы ты текло по моим губам
Улыбкой твоего сиянья.

Я буду откусывать зефир облаков
И ванильность его ощущать нёбом и языком,
Как тело моллюска - жемчужину.

Я буду нести свою радость людям,
Я буду брызгать ею в их мысли и лица,
Подобно во весь рот улыбающемуся кокосу,
Берегшему до поры свою влагу.

И в каждом человеке зажжется маленькое солнце,
Оно будет расти и множиться,
И люди начнут выгуливать свои солнца
На ниточках воздушных шаров,
И в нашей Вселенной больше никто не будет мерзнуть.

***

Кто-то в безумном припадке
Вновь предвещает весну.
Знаю, что я не усну
Рассветом мимозно-сладким.

Пальцем коряво-гадким
Кровь стучит по виску.
Выхода нет песку:
Вниз, вниз по коробочке гладкой.

Вечер - предсмертье дня -
Сумерками плюется.
Чем крепится дно у колодца?
В себе не чувствую дна.

Господи, Господи!.. Я струна,
Которая вмиг оборвется.

***

Вечер смешан с какао,
Ванилью и ломаной лестницей чувства.
Я иду по ступеням - накалу,
Песочным фигурам и буйству.

Я тебя не бросала:
Искусство ради искусства -
Узаконенное безумство.

Свет ночника перевернутой устрицей
Ранит сознанье:
Я - твоя узница.

Не жалея желанья
Узнаю однажды:
Моя любовь -
Пизанская башня.

***

Умею загонять в себя любовь -
Нужное умение.
Не трогают сомнения:
Самой себе приготовь
Кубики и клеточки,
Развесив по веточкам
Осины новогодние игрушки,
Как маленьких иуд.
Ярмарочные петрушки
Себя за святых выдают.

Необычайное происшествие:
Пес Пилата сходит с ума,
Видя, как тычет в отверстие
Указательным пальцем Фома.

***

Душа - засахаренный финик -
Лежит на облачке ванили.
Повсюду - трупный запах дыни.

Личинка прикрылась личностью,
Кривая плоскость - троичностью.

Лгуны и лгунишки
Получают круглые фишки.

У меня - муравьи и сироп,
У тебя - гюрза и озноб.

Лей: кислоты не жаль.
С жемчужины слезла эмаль.
Душа - соленый миндаль.

***

Линия, линия, мягкий овал.
Бог в пространстве мир рисовал.
Кобальт ночи и охру дня,
Холод белил и рубин огня.

Земля и вода, темнота и свет,
Право и лево, среднего нет.
Плещутся в море стаи дельфинов.
Только время триедино.

Бог един и одинок.
Земля уходит из-под ног.
Господь забыл: мечта - утопия.
Господь творит свое подобие.

В мир проникла линия изъяна:
Человека в муках рождает обезьяна.

***

Огонь доел последнюю свечу.
Я пугаюсь кубика тьмы,
Если в нем пребываю.
Как давит закрытость пространства!

Надеюсь: а вдруг взлечу
К свету над кубиком тьмы.
Луч стрелой разрываю.
На соты похоже пространство.

За ниточку тянут. Кричу.
Кто переход и зачем отмыл?
Цель, видя, не достигаю.
Лишь смотрю на новое царство.

От взгляда тонкая перепонка
Трескается оглушительно звонко.

***

Зачем искать бессмысленность в идее,
Где каждый - только память о себе.
Не наполняясь, люди опустели,
Как в безыдейной, пламенной борьбе.

Зачем доить инертность темной ночи,
Когда смиренья нет, а есть протест,
И человек, не веря, верить хочет,
Что Богочеловек воскрес?

Тарелки плоски. Выпуклость пропала.
Вода не держится, стекает через край.
И изумруд не вытеснит опала,
И Петр не впустит грешных больше в рай.

И для чего безвыходность пространства
Дана в трехмерном постоянстве?

***

Мы чужие для этой земли,
Две иллюзии прошлых слияний.
Мы живем в тех мирах,
Что рисует Дали
На страницах полночных зияний.
Нам так чужды и горечь, и страх.

Прочитать паутинку
И смех лепестка -
Вот любимое наше занятье, -
Рассмотреть, как картинку,
Чужие века
И снимать с угнетенных заклятья.

Мы чужие для этой земли.
Пусть наш мир нарисует Дали.

***

Бог нем, глух и слеп.
Дал голодному - хлеб,
Жаждущему - воды,
Боящемуся - веру.
Но голодный хотел мяса,
Жаждущий - вина,
Боящийся - истин.

Бог нем, глух и слеп.
Подарил человеку склеп,
Но забыл сотворить выход.
Внутри каждого - война.
Цель - уничтожить себя.

Ангелы играют в мячик,
Бог плачет.

***

Хочу быть деревом,
Которое не срубят,
И бабочкой,
В которой - не игла.
В руке держу
Не шар земной, а кубик,
Из воска сделанный
(Чтоб жизнь в нем не текла
И не страдала плоть,
Не маялась душа).
Он так красив -
Одной лишь формой.

Этот мотив
Становится нормой.

***

Нарушают симфонию лести
Дребезжаньем бескрылым часы.
Постепенно лишаются чести
Равнины льняных простынь.

Папоротник и лиана
Изогнуты в усталости.
Опущены руки с дивана.
Не хватает малости:

Нет былой новизны,
Нет присутствия чуда.
Все ответы ясны.
Так кто же из нас - Иуда?

***

Какая тяжесть легче,
Я не знаю.
Я забываю это поутру.

Следы торжествованья
И печали
Я утром перед зеркалом сотру.

К тебе явилась ночью
В блеске шелка,
В отсутствии божественных основ.

Была пуста, как воздух,
Как улыбка,
И не желала ночью мирных снов.

Восточное окно
Кровавый след
Бросает мне в глаза, не блики.

Сиюминутный взрыв.
Горят шелка.
Я надеваю с радостью вериги.

***

Сколь грешна моя улыбка
Сколь безмерно это счастье -
Созерцать Вас в расстоянье
Лишь секунды от себя.

Я - иллюзия, я - дымка,
Мимолетность сновиденья.
Вы - так вечны, так реальны,
Как костер и как пыльца.

Я - из облака, из снега,
Что безумный ветер гонит,
Я - лесная паутинка
В страхе-гневе мотылька.

Вы - из сущностей растений,
Вы - из зелени алоэ,
Вы - как камень у дороги,
Как покой для ветерка.

Мы живем не для страданья,
Не для крестного несенья,
Мы живем не как другие:
Всплеск, секунда наша жизнь.

Но она полна любовью,
Но она полна надеждой.
Что воскреснем - друг для друга -
Как роса на лепестке.

***

В пустоту окунаю пальцы,
Словно в мед.
Пустота не тянется, не течет.
Она движется - как облако из пыли -
Вперед.
Все слова мои уплыли:
Вечность врет.
Желтой бабочке отрежу крылья -
Пусть ползет.
Но она не сможет - с пылью -
И умрет.

***

Разлука похожа
На воспоминание.
Листьями укроюсь,
Как осень.
Бледная кожа,
Слабое дыхание.
Все было возможно.
Сейчас так тревожно,
Так давит мне сердце.

Бросаю горстями
Леденцы и драже
Из корзины,
как сеятель.
С пустыми гостями
Устала уже.
День и осень едины.
Покрой листьями
Мою разлуку,
Чтобы не стала мукой.

Гости пьяны.
Окно открыто.
Ветер играет ставнями.
Я знаю,
Что ты не вернешься.
Прощаю.
Посеянные леденцы растаяли.

***

Возьми минуту минуту безгрешности,
Посмотри на беременность яблока,
Полного семенами,
Сквозь минуту безгрешности.

Запеленай свое сердце
В пеленки зеленого цвета -
Байковое, доброе, теплое.
То защита от холода.

Прими в свою ладонь
Голубя - посланца небес,
Накорми семенами яблока,
Напои своими слезами.

В мире нет сизых голубей.
Сизость - цвет суетности,
В который голубей окрасили люди,
Цвет печали и безразличия.

Если увидишь: летит над городом
Белый голубь, возрадуйся!
То очистились чьи-то помыслы
От сизого цвета тоски.

Посмотри на беременность яблока!
В нем сокрыты деревья и новые яблоки.
Тень от солнца, защита от ливня.
Защити его от червя!

***

Свари ликер
Из крыльев желтой бабочки.
Сними гнездо ласточки -
Деликатес.
Вздох небес
Разбавь минутой поцелуя.
Меня милуя,
Оставь других.
Твой вздох затих.

Давай научимся любить
На облаках забвенья.
Без вдохновенья
И моленья
Не прожить.
Лотос пальцами
Ловит небо,
Но в них - лишь небыль
Высоты.

Цветы хотят лета.
Мы - полета.
Избавимся от гнета
Судьбы.

***

Эта боль,
Которую выразить больно.
Не дает мне покоя.
Но что покой?

Тот взгляд,
Которым ты попрощался со мной,
Звучит во мне струной надорванной.
Но что тишина?

Беспамятство
Заволокло мой рассудок.
Помнила - лишь взгляд.
Но что незнание?

Сейчас хорошо -
Во мне пустота.
Память вялится
Над огнем времени.

Но что время,
Если есть ты
И ты не часть меня?

***

Семь часов, которые полетят в небо,
Больше не отражаются во мне.
Я – зеркало, покрытое лаковой пленкой.

Ты прикоснулся ко мне,
Встав на лепесток нарцисса,
Держась за обломок собственного величия.

То, что ночью казалось единственной любовью,
В семь часов утра
Явилось как восемнадцатый дубль фильма.

Ветер сдул тебя с моей тени,
Как сдувает пыль с подоконника –
Заменил на оторванный лист чужого блокнота.

***

Хризантема надорванными пальцами
Куда-то в небо пялится.

Ненасытная фигура,
Молча лжет клавиатура.

У секундной стрелки кружится голова,
От дождливого света вянет трава.

Степенная постепенность
Трансформирует существо в сущность,
На чью-то безмерность
Разменивая распущенность.

Аккорды восторженных визгов,
Как садисты, бьют по ушам.
Души основной признак –
Шрам и шарм.