Самоборец

(феномен духовной эволюции Антона Чехова)

В грозы, в бури, в житейскую стынь,
При тяжёлых утратах и когда тебе грустно,
Казаться улыбчивым и простым -
Самое высшее в мире искусство.

С. Есенин «Чёрный человек»

«Главным его врагом была…

… пошлость». Звонкая фраза Горького – тема школьного сочинения – врезалась в мою детскую память, как осколок щебёнки в ветровое стекло. Микротрещина, незаметная поначалу, с годами росла и ветвилась, тревожа неуловимой связью  слова «враг», не имеющего женского рода, со словом «пошлость», ускользающим от любого внятного  определения.  На вопрос, что такое пошлость, взрослые, пожимая плечами, отвечали кратко и скучно: вульгарность, дурной вкус, невоспитанность… Удивил только сосед-моряк дядя Костя: «Это фокус такой. Подмена, понимаешь?». Не поняла, но запомнила.

С тех пор сменились века и эпохи. А вопрос остался.

Много лет спустя Владимир Даль заставил меня удивиться ещё раз:

«ПОШЛЫЙ(от др.-русск. пошьлъ – старинный) давний, что исстари ведётся, испоконный. Пошлый человек – опытный, бывалый, повидавший мир. Пошлый парень – зрелый, возмужалый, во всех годах. Пошлина – старинный обычай, буквально: «что пошло есть».

Ныне – избитый, общеизвестный, вышедший из обычая; неприличный, почитаемый грубым, простым, низким, вульгарным, подлым, площадным. ПОШЛОСТЬ – состоянье и качество пошлого. Пошлятина – все пошлое и площадное. «Допошлел до нетерпимости», «испошлился», «попошлел против прежнего».

до XVII века слово «пошлый» употреблялось только в благопристойном значении. Однако в конце XVII - начале XVIII веков грянули Петровские реформы, нацеленные на борьбу со всеми древними «пошлыми» обычаями. Всё, что было освящено традицией, стало признаваться отсталым, а потому – дурным и некультурным. Так в нашем языке появилось ещё одно «нехорошее» слово.

» читать далее