16 июня 2010 года
«Надежда». Манильский дневник
(с 9 по15 июня 2010 года)

Тринадцатого июня на борту парусника произошли сразу два события из разряда тех, что принято считать негласными достижениями для судна в целом и экипажа в частности: «Надежда» прошла две третьих пути от Владивостока до Манилы и пересекла Северный тропик.

Причем, первое событие заставило ещё раз пересмотреть временной график подготовки ко всем предстоящим мероприятиям на Филиппинах. Шутка ли: осталось пять суток пути, а дел — непочатый край! Реальный же расклад таков: достаточно двух-трех теплых дней, располагающих к покрасочным работам, и судно практически будет готово к приему на самом высшем уровне в Маниле.

Что же касается подготовки курсантов, здесь работы гораздо больше. Необходимо выделить непосредственным участникам групп обмена, а также певцам и танцорам максимум дополнительного времени для репетиций, отработки языковых навыков и, конечно же, строевой дисциплины. В результате, через два дня подобной плотной подготовки, достаточно четко стал прорисовываться танец «Яблочко». Практически отработан и второй, «Русский», танец. А вчера вечером пушечным выстрелом посреди равнины моря в сто юношеских голосов наконец-то грянула «Катюша».

Что же касается английского, все больше курсантов проявляют интерес к изучению иностранного языка, непосредственно связанного с выбранной ими профессией. Все чаще и чаще на палубе можно услышать уже ставшие легендарными фразы: «I’m a sailor» и «Welcome, dear guests!» Прогресс налицо! Силами курсантского состава сдан зачет по предмету «Сигнализация и связь (ММС, азбука Морзе)».

На судне вместе с экипажем уже несколько дней на Филиппины плывет эмигрант: белый, ростом невысок, глаза голубые. Особые приметы — чрезвычайно длинный нос. Паспорта моряка не имеет. Питается мошками и водит дружбу с судовым доктором. Молодая белая цапля явно слаба здоровьем и нуждается в помощи, делает ежедневные облёты «Надежды», но далеко отлучаться боится.

В пределах досягаемости обнаруживают себя и обитатели океана. За бортом все чаще небольшими стайками резвятся дельфины. А с появлением по курсу первых Филиппинских островов на палубу стали залетать окольцованные голуби. Птицы спокойны нравом, разрешают брать себя в руки, подкрепляются хлебом и водой.

По ночам на палубе парусника можно наблюдать лежбище «ночных котиков». В каютах становится очень жарко, и парни предпочитают ночевать прямо под открытым небом. И ничуть не жалеют об этом: звёзд над их запрокинутыми лицами «выпадает» столько, что мира, любви и добра, лежа на корме, можно загадать на все человечество.

Надежда Прожерина

16 июня 2010 года