13 мая 2014 года
Фронт сквозь время

Олег Алексеевич Матвеев - автор нескольких поэтических сборников, член Союза писателей России. Будучи выпускником СМФ ДВВИМУ, после работы на судах торгового флота вернулся в альма-матер и сегодня руководит материально-техническим отделом Морского государственного университета имени адмирала Г.И. Невельского.

- Какое место занимает тема войны в вашем творчестве и почему?

- Центральное. Я более 20 лет пишу стихи о войне. Остальные темы, в том числе – морские, так или иначе, с этим связаны. Почему? Наверное, потому что вырос в послевоенное время, в окружении фронтовиков, ветеранов войны. Мой отец, тесть, теща воевали. День Победы для моей семьи всегда был самым главным праздником. Помню, в детстве на 9 мая собирались родственники, большинство – в форме, с наградами. Была особенная атмосфера, особая культура. Торжественная. Хотелось вытянуться, быть достойным героев войны. До сих пор мои настольные книги - сборники поэтов-фронтовиков: Твардовского, Асадова, Симонова, Друниной. Когда я отслужил в армии и начал серьезно заниматься литературой прежде всего было желание - отдать дань уважения фронтовикам. Примеры мужества, силы духа – это явления вневременные. На войне люди показывают свои лучшие качества. И худшие тоже. Нередко бывало, что наглый человек, у которого, как говорят, «пальцы веером», в бою показывал себя ничтожеством, а застенчивый незаметный парень совершал геройские поступки.

- Как меняется отношение к подвигам прошлого в обществе?

- Не думаю, что интерес к войне угасает. В современной российской литературе военная тема достаточно хорошо представлена, правда, гораздо полнее в прозе, чем в поэзии. То же справедливо и для региональной литературной жизни. Во Владивостоке в этом направлении работают несколько авторов. Появляются новые издания. На днях вышла книга капитана 1 ранга в запасе Владимира Пискайского «Ветераны Великой отечественной войны Приморья». Недавно теме войны был посвящен поэтический вечер Ефима Гольдберга – ветерана ВОВ, танкиста в марте 2014 года, отметившего свое столетие..При этом, я бы не сказал, что война – это специфический жанр с ограниченным кругом ценителей. К примеру, на моем вечере, помимо ветеранов было много молодых – моряков срочной службы, студентов. Четверо студентов Академии искусств, читавшие мои стихи, сделали это блестяще. Особенно хорошо прочитала стихи одна студентка, сорвавшая бурю аплодисментов. Рассуждая о молодежи, я бы привел в пример «Бессмертный полк» на параде в честь Дня Победы, в котором я уже второй году участвую, где вместе с пожилыми идут молодые люди с портретами своих родственников. Еще пример - фестиваль военно-патриотической песни «Восточный Форпост», который проходит во Владивостоке уже шесть лет подряд. Так вот, там всегда много молодежи. И, если поначалу у них встречалось формальное отношение к материалу, то впоследствии с каждым годом уровень исполнительского мастерства неизменно рос. Видя, как искренне и талантливо они исполняют песни на стихи Друниной, Твардовского, как поют о Великой Отечественной войне, об Афганистане или Чечне, я не могу сказать, что это какое-то безразличное «поколение пепси». Искренне испытываю гордость за нашу молодежь. И в Морском университете есть очень талантливые курсанты, которых стоило бы направить на участие в этом фестивале. 

- Что вы думаете о том, как молодые поэты раскрывают тему войны? 

-  С творчеством молодых авторов мне приходится сталкиваться нечасто. Иногда приглашают выступить в качестве рецензента, иногда сами авторы пишут с просьбой высказать своей мнение, дать совет. В основном это наивное незрелое творчество. Но иногда попадаются жемчужины, - как одна школьница из села Новицкое, которая очень проникновенно написала про своего деда. А однажды меня попросили позаниматься с матросами крейсера «Варяг». Командир обратился, вот, мол, у четырех – явная склонность к литературному творчеству. Встретились. Один из них, который пел свои песни под гитару, сразу сказал, что учить его ничему не надо, и мы больше не виделись. Я не навязываюсь. Да и песни его мало общего имели с военной лирикой. В ней должен быть особый стержень, особая стать. С тремя оставшимися я занимался пару недель, давал своеобразные мастер-классы. Разбирали стихи фронтовиков. Вот, например Юлия Друнина – казалось бы, женщина, а пишет порой жестко – без всякого баловства и фальши. Интересно было заниматься. Из них только один был явно одаренный. Я ему сразу посоветовал побольше читать и начать с редкой уже книги Михайлова «Как писать стихи». Напоследок, я сказал, что ему стоило бы поступить в литературный институт. Хотя сам я – самоучка.

- Что для вас творчество?

- Писать стихи уже давно стало моей потребностью. Как говорится, «ни дня без строчки». Творчество – очень увлекательный процесс. Но и очень сложный, неоднозначный. Бывает, неделями думаешь, ищешь, но не находишь верных слов, а потом вдруг вскакиваешь в три часа ночи и записываешь до рассвета. Некоторым стихам отдаешь много труда, добываешь материал, потом долго шлифуешь, а проходит пару лет и видишь что это совсем не то, что надо. Ну, а иногда за полчаса напишешь, и получается пусть не совсем законченная, но в целом крепкая вещь. В любом случае, спешить здесь не надо. Стихи должны полежать. А потом - либо в работу, либо - в урну. Сырец на публику выносить не в моих правилах. С годами все больше дорожишь своей фамилией. Когда стихи готовы, я даю их на проверку экспертам. Ценным консультациям по теме флота я обязан опытнейшему специалисту - некогда командующему ТОФ адмирал у Г.А. Хватову. Со стихами о войне мне помогают участники объединений «Боевое братство» и «Контингент», а также бойцы ОМОНа. Благодаря их помощи удается избежать неточностей в передаче многих специфических моментов.

- Что побуждает вас к созданию новых стихов?

- Жизнь. Люди и их истории. Это главный импульс к творчеству. Бывает одной встречи с ветераном достаточно, чтобы началось стихотворение. У меня сейчас в работе несколько сюжетов. Все из жизни. В Тернейском районе в крайней бедности живет вдова фронтовика. Живет в доме, который построил муж перед тем, как уйти на фронт. Дом в аварийном состоянии. Ремонтировать не на что. Нового жилья ждать не от кого.  На многочисленные просьбы о помощи глава Тернейского поселения говорит о том, что для таковых целей в бюджете нет средств. При этом он, вместе с замом, купили себе по новому «лэнд-крузеру». Тут все ясно без комментариев. И еще более жестокая история. О том, как один из фронтовиков, устав ходить по инстанциям, взорвал себя на самодельной мине. Оставил записку, в которой были слова: «Я воевал не за это»… 

Информационный центр ОИУ МГУ

13 мая 2014 года