28 июля 2014 года
Дорогие роботы

Четвертое место из тридцати - результат дебютной поездки команды Морского университета на Международные студенческие соревнования по подводной робототехнике, которые в конце июня прошли в США.

О том, как это было, почему железяка размером с чемодан стоит как новый автомобиль, и зачем нужны специалисты по робототехнике во Владивостоке, рассказывает Сергей Алексеевич Мун, заведующий сектором морской робототехники НИИ Морского транспорта Морского университета, руководитель студенческой команды и неоднократный участник и победитель международных технических соревнований.

- Расскажите о соревнованиях. В чем интрига?

- Международные студенческие соревнования по подводной робототехнике в области телеуправляемых аппаратов (или InternationalMATEROVCompetition) одни из самых престижных в мире. Они проводятся в США ежегодно в течение тринадцати лет. Участники – вузы со всего мира. Есть отдельная категория  для школьников. В этом году среди тех, кто дошел до финала были команды США, России, Гонконга, КНР, Индии, Норвегии, Египта, Канады и других стран.

Суть в том, что студенческая команда должна придумать и собрать управляемый аппарат, который бы соответствовал заданным условиям, а затем представить его в работе. Каждый год оргкомитет выбирает актуальную тему, например, работа с аварийными объектами на шельфе. Исходя из задания, нужно сделать робота, выполняющего определенный набор функций. Время подготовки – приблизительно полгода.

Тема этого года - исследование затонувших кораблей в озере Гурон, штат Мичиган. Техническое задание студентам дается максимально привязанным к реальным условиям. Соревнования проходят в бассейне. В этом году – в бассейне Национального морского музея города Алпена. 

- Удачные разработки студентов могут быть принятыми в производство?

- Вряд ли. Промышленные производители роботов, научные институты и конструкторские бюро – это совершенно другой уровень. По всем параметрам – как финансовым, так и интеллектуальным. По сути, здесь соревнования для новичков. Гениальные решения у студентов, конечно, возможны. Но таких на моей памяти не было. Напротив, соревнования как раз и ставят перед собой задачу стимулировать интерес к робототехнике в вузах, увлечь начинающих инженеров и приблизить их к реалиям столь специфического производства. 

- Расскажите о своей команде. Кто и как в нее попал?

- Участники - это семь студентов и курсантов с разных факультетов Морского университета, а также четыре наставника. Хотя цель этого проекта – вовлечь в работу максимальное количество интересующихся техникой, без постоянного руководства и привлечения уже опытных людей со стороны сделать робота за полгода было бы невозможно.

Прошлой осенью мы сделал объявление: все желающие могут принять участие в проекте. Отклик был хороший. Распределили ребят на секции в соответствии с их интересами и направлениями работы (программирование, электроника, механика и так далее). Нужно было посетить ряд лекций и семинаров перед тем, как приступить к проектированию и сборке. В итоге из 35 человек осталось семь.

- Как вы работали? Чем ваш робот отличается от других?

- Мы ориентировались на задачи, которые должен был выполнить аппарат: спуститься под воду, найти объект, измерить его, взять пробы, вытащить изнутри объекта предметы и так далее. Машина с таким функционалом стоит несколько сотен тысяч рублей. Поэтому проект не мог быть реализован без финансовой и организационной поддержки руководства университета и его сотрудников. Роботы остальных участников соревновании в среднем стоили столько же, сколько и наш. Хотя были и намного дороже или дешевле.

Почему так дорого? Во-первых, это не серийное производство, а во-вторых, оно зависит от довольно высокой стоимости необходимых деталей. Например, один движитель может стоить до 180 тысяч рублей. А таких нужно не менее шести, лучше восемь. Мы купили отечественные движители за 13 тысяч штуку (спасибо компании ROVBUILDER за предоставленную скидку). С тягой в два раза меньше, чем нужно. Что, кстати, стало одной из причин того, что мы не заняли более высокое место. Нужно было выполнить около двадцати задач за 15 минут. Все сделали точно. Но недостаточно быстро. Спуск под воду занимал десять секунд, а не три…

Конечно, это не главное. Что важно, так это то, что в процессе работы нам удалось хорошо подготовить участников. Один из критериев оценки команды – проверка на знание предметной области каждого участника. В этом испытании мы набрали баллов даже больше, чем призеры. Для первого раза – отличный результат.

- Что планируете делать с роботом теперь?

- Он останется в Морском университете. Для учебно-тренировочных целей. Аппарат сделан из модулей и его очень удобно изучать, перекомпоновывать, осваивать новые функции. Сейчас насущная задача – адаптировать его к работе в соленой воде, чтобы он мог принимать участие в морских экспедициях. 

- Где работать специалисту по робототехнике во Владивостоке, кроме как преподавателем в Морском университете?

- Правда, несмотря на наличие институтов, высококлассных специалистов и необходимых производственных мощностей, во Владивостоке такой отрасли в общем-то и не существует. Даже военные часто предпочитают покупать роботов за границей. При этом лучшие специалисты по робототехнике и самые одаренные школьники уезжают туда, где их знания востребованы.

Современный феномен: школьные команды оказываются значительно сильнее вузовских. Я думаю, что в масштабах всей России рынок роботов и управляемых аппаратов пока не сформировался. При этом сама отрасль подводной робототехники даже в мировом масштабе – это очень скромный по оборотам сектор экономики.

Однако, на мой взгляд, у этого направления на Дальнем Востоке есть определенный потенциал. Наши специалисты по уровню квалификации могут составить конкуренцию любому иностранному институту. Есть и молодежь с хорошим стартом. Но для того, чтобы быть успешным нужно сделать много работы по разным направлениям. Помимо инвестиций нужно суметь создать спрос на данную продукцию, убедить местный рынок в том, что это нужная и полезная вещь. Возможно, для этого потребуется время.

Информационный центр ОИУ МГУ

28 июля 2014 года